stzozo: (Default)
Наконец вспомнил формулу, которую понял несколько лет назад.
Бредовое расстройство (не следует путать с шизофренией, хотя раньше их не различали) основано на сочетании трех личностных черт:

1. Чрезмерная эмоциональность, склонность себя "накручивать".
2. Смешение доверительных интервалов: туманное предположение может восприниматься как очевидный факт, и наоборот.
3. Повышенная склонность к самооправданию.

Все эти черты вполне обыденные. Бредовое расстройство получается, если они все три присутствуют и чрезмерны. Бред и опасное поведение - лишь логичное следствие.
Каждая из этих черт проявляется в разных сторонах жизни, как ей и положено.

Чтобы вылечить бредовое расстройство, нужно убедить пациента необходимость исправить в себе эти три качества, и следить за их проявлениями, обращать внимание пациента.
stzozo: (Ракка)
Начало фильма: Сара Коннор сидит в психушке. Она взорвала конструкторское бюро и говорит о скором конце света.

Мне в подобных случаях обидно за психиатров (хоть я и не в восторге от их ремесла).
Чтоб сделать интересный фантастический сюжет - нужен герой, который знает или делает что-то сверхважное, но ему никто не верит. Персонаж логично попадает в дурку. Вот и получается, что слишком часто в художественных сюжетах психиатрия оказывается на стороне зла.

Но Сара действительно сумасшедшая.
Что может быть глупее, нежели, уже будучи пациентом психушки, набрасываться на своего врача?
Это поступок здравомыслящего человека? Пусть даже единственного знающего о грядущей катастрофе? Помогает или мешает предотвратить катастрофу?
Ситуация, в которой оказалась Сара - кого угодно может свести с ума.

Наверное, у некоторых читателей интуиция будет сопротивляться. Ибо есть парадигма, делящая людей на нормальных и психов, и хочется признать Сару либо целиком нормальной, либо целиком сумасшедшей.

Так вот.
Сверхценная идея может являться либо продуктом психического расстройства, либо реальностью.
Однако опасность, которую сверхценная идея сулит для психики - не зависит от ее происхождения.

Верующие и мистики тоже должны иметь ввиду.
stzozo: (Default)
(а) Сталин

Если под "нет человека" можно подразумевать "есть пустая оболочка" - то этому жуткому правилу следуют очень многие.
Прежде всего - сторонники психотропных лекарств.
stzozo: (Default)
Чем больше узнаю критериев психиатрических диагнозов - тем больше удивляюсь.
Как будто диагностикой занимаются не врачи, а три тети Любы на скамеечке.
Для большинства диагнозов критерии простейшие, до которых мог бы додуматься любой человек.

Специалистов не в чем упрекнуть:
Мозг - самый сложный обьект во Вселенной. Голова - предмет темный, изучению не подлежит.
Но проблема в том, что обыватели относятся к этим диагнозам с огромным уважением.
Думают, что пациенту сделали томографию мозга и обнаружили характерную извилину.

Например, я когда-то читал статью о педофилии и борьбе общества с этим преступлением.
Автор с важным видом пишет: клиническая педофилия - явление редкое, а большинство совратителей детей - это те, кто предпочел бы взрослого партнера, но счел ребенка более доступным.
О-о-о, как серьезно звучит - клиническая педофилия! Есть какая-то извилина педофилии, заметил на томограмме - и все ясно.
А позже я узнал, каково клиническое определение педофилии. "Устойчивое, не менее полугода, сексуальное влечение к человеку моложе 13 лет, при том что разница в возрасте составляет не менее 5 лет". Умно звучит? Это надо было по шесть лет учиться, получать дипломы, сьезжаться на всемирную конференцию, чтобы придумать такое определение? То же самое, что в уголовном кодексе, только рамки более узкие.

С точки зрения обывателя, люди делятся на субьектов, которые умеют думать, чувствовать, принимать решения, но их мыслительные процессы - таинство, недопустимое для изучения, и обьектов, чей мозг можно и нужно изучать, но всякое их суждение имеет нулевую ценность, оно не более чем проявление болезни.
Поэтому обыватель так радостно принимает любые ярлыки, могущие официально отличить вторых от первых.

А что уж говорить про ситуацию вокруг такого непростого явления, как аутизм!

P.S.Я понял, в чем краеугольное заблуждение человечества касательно психиатрии.
Заблуждение, будто психическое состояние человека может обьясняться либо жизненным опытом и личными решениями, либо нейрофизиологией, но не тем и другим.
stzozo: (Default)

Статья, из которой я взял рисунок, оказалась неинтересной.
Но лучик здравого смысла налицо:
Набор наблюдаемых симптомов, и первопричина психического состояния - это, вообще говоря, две зависимые самостоятельные сущности.
В более развитых науках уже не возникает сомнений: летучая мышь - не птица, хотя имеет крылья и летает, а страус - птица, хоть и не умеет летать.
И то, просвещение двигается медленно. Когда я в детстве играл с мамой в "отгадай животное", бабушка жостко вмешалась: видите ли, кит - это рыба, у них в селе испокон все так считали.

Если б кто-то понял, что и с аутизмом нужно это понимать.
Но первопричина пока не выяснена (не то что с синдромом Дауна), классифицируют по степени тяжести.
И сами не замечают, как попадают в замкнутый круг: классифицируя подвид аутизма по степени тяжести, сами постулируют, что степень тяжести изменить нельзя.
См. также http://stzozo.livejournal.com/1298777.html
stzozo: (Default)
О вреде психотропных препаратов



О псевдонаучной теории химического дисбалланса как причины всех психических болезней.
stzozo: (маска Гая Фокса)
Пособие по психиатрии для инакомыслящих
В.Буковский и С.Глузман

* Текст печатается в точном соответствии с полученной копией, без поправок.

ЛЕНЕ ПЛЮЩУ — жертве психиатрического террора посвящается

Пушкин: Ты сам сумасшедший!
Чаадаев: Почему я сумасшедший?
Пушкин: Ты понимаешь равенство, а сам в рабстве живешь.
Чаадаев (задумываясь): Отсюда ты прав: я сумасшедший.
Владимир Буковский А. Платонов «Ученик лицея»

Introduction

В настоящее время общеизвестно большое число случаев признания dissidents в СССР душевнобольными, и есть основание опасаться еще более широкого применения этого метода. Объяснить такое явление несложно. С одной стороны, метод этот весьма удобен для власти — он позволяет лишать свободы на неограниченно долгий срок, строго изолировать, применять психофармакологические средства для «перевоспитания», затрудняет борьбу за гласность судопроизводства, за освобождение таких лиц, поскольку даже у самого объективного, но незнакомого с таким больным, человека всегда остается сомнение в его психической полноценности, лишает жертву этого метода преследования даже тех немногих прав, которые имеет заключенный, дает возможность дискредитировать идеи и поступки dissidents и т.д. и т.п.

Однако есть и другая, не менее важная сторона. Будучи, как правило, хорошо подготовленными юридически, чтобы не допускать ошибок на следствии и суде, dissidents оказывались абсолютно беспомощными перед лицом квалифицированного психиатра, имеющего установку сверху признать их невменяемыми. Все это не могло не породить нового страха и растерянности в среде dissidents, что явилось причиной неожиданных «раскаяний» и отречений последнего времени. Таким образом, страх перед преследованием, рассеянный знанием закона и умением его применять, возродился вновь в лице судебной психиатрии. Распространилось настроение обреченности, невозможности бороться с таким методом преследования.

Все это делает необходимым обобщить в едином пособии известный опыт многих экспертиз и основные положения психиатрической теории в объеме, нужном для правильного поведения, которое давало бы как можно меньше поводов для признания подэкспертного невменяемым. Авторы данной работы, бывший «душевнобольной» и бывший психиатр, надеются, что, объединив опыт с профессиональным знанием предмета, им удастся сделать настоящую работу полезной для достижения указанной цели.

Пособие отнюдь не претендует на исчерпывающий анализ проблем психиатрической науки, некоторые моменты сознательно упрощены, т.к. пособие рассчитано на самого широкого читателя.

Правовая часть (схематически)

Вы можете встретиться с психиатром и без вашего на то согласия в таких трех случаях:

1. Принудительное обследование или принудительная госпитализация в рамках медицинских нормативных положений.

Ваши убеждения, высказываемая общественная позиция, поступки или знакомства стали причиной пристального внимания к вам со стороны оперативной группы КГБ. В силу каких-либо объективных обстоятельств возбуждение уголовного дела против вас нежелательно. В этом случае КГБ (часто не прямо, а используя милицию, прокуратуру, советскую инстанцию, доверенных лиц и т.д. и т.п.) сообщает о вас в медицинские учреждения, как о, по их предположению, душевнобольном, указывая при этом основания интереса к вам.

Психиатр поликлиники, диспансера, больницы или городской станции скорой помощи должен вас в этом случае обследовать и, если считает необходимым, госпитализировать в психиатрическую больницу общего типа.

Такое психиатрическое обследование может быть проведено на дому, по месту работы или «происшествия», в камере предварительного заключения, в надлежащем учреждении либо в другом месте.

Если психиатр находит, что у вас уже есть признаки болезни в степени, не требующей наблюдения и лечения в психиатрическом стационаре, то вас возьмут на учет в психиатрическом диспансере или психиатрическом кабинете поликлиники. В психиатрическую больницу общего типа вас могут поместить по следующим показаниям: 1) психическое расстройство, сопровождающееся опасностью для себя; 2) психическое расстройство, сопровождающееся опасностью для окружающих; 3) психическое расстройство, квалификация которого возможна лишь при стационарном обследовании; 4) выраженное психическое расстройство, успешное лечение которого невозможно в амбулаторных условиях; 5) состояние «острого психоза» (т.е. то, что в простонародье называют буйством).

Снятие с амбулаторного психиатрического учета или выписка из стационара зависят формально только от медицинских показаний (т.е. от врача-психиатра).

Если ваше состояние определено врачом как болезненное, отправка (в условиях психиатрического стационара) и разбор ваших жалоб, заявлений, ходатайств и писем целиком зависят от профессиональной грамотности и совести врача, т.к. законом возложены на него. Родственники, знакомые и иные заинтересованные лица могут обращаться с просьбами и претензиями, касающимися вас, в медицинские инстанции (гл. психиатру СССР, республики, области, края, города, района).

В психиатрической практике, как и в любой форме человеческой деятельности, не исключены ошибки; закон не определяет наказуемость врача за профессиональную ошибку.

Это положение может быть использовано властями для объяснения принудительной госпитализации, затем оказавшейся неосновательной. По этой же причине малокомпетентный или морально неустойчивый психиатр может дать неправильное заключение о вашем психическом состоянии без всякого ущерба для себя в будущем.

2. Судебно-психиатрическая экспертиза после возбуждения уголовного дела. После избрания по отношению к вам меры пресечения (как правило, арест) органы следствия или прокуратуры могут направить вас на судебно-психиатрическое исследование. Для этого составляется документ с изложением ваших высказываний или поступков, вызвавших сомнение в вашем психическом здоровье.

Обычно следователь (или прокурор) не объявляет о таких сомнениях и не показывает соответствующих документов. Не объявляет он и о самом факте предстоящего экспертизирования, ни о сроках и месте его.

Судебно-психиатрические исследования производятся врачами-психиатрами комиссионно (не менее трех человек). Вас могут подвергнуть таким видам судебно-психиатрической экспертизы: 1 — амбулаторной, 2 — стационарной.

Амбулаторная экспертиза обычно проводится в медицинском учреждении или в помещении следственного изолятора; ее длительность — от нескольких минут до нескольких часов.

Стационарное экспертирование производится в психиатрических стационарах (институт судебной психиатрии им. проф. Сербского в Москве; экспертные или обычные «острые» отделения психиатрических больниц общего типа, психиатрические отделения тюремных больниц).

Срок стационарной экспертизы законом не оговорен, обычно ее продолжительность от недель до нескольких месяцев.

Решение экспертной комиссии вам, скорее всего, не объявят, если вы будете признаны невменяемым. С этого момента к вашему делу допускается адвокат, а вас, скорее всего, отстранят от участия в следственных действиях.

Закон допускает производство повторной и дополнительной экспертиз, их число не ограничено. На следователя (или прокурора) возложен выбор единственно правильного экспертного заключения, если мнения экспертных комиссий расходятся.

Обычно невменяемый в зал суда не приглашается и судебное определение по его делу ему не объявляют.

Иногда экспертиза производится в суде. По сути она ничем не отличается от обычной амбулаторной. По решению суда могут быть приостановлены судебные действия в связи с направлением подсудимого на стационарную экспертизу. Вид больницы (общего типа или специальная психиатрическая больница МВД), куда направляется невменяемый, определяет суд. Такой вариант определения судом, как наблюдение психиатром по месту жительства без принудительной изоляции, к сожалению, маловероятен.

3. Если вы свидетель по чьему-либо делу, также возможно амбулаторное принудительное экспертирование. В этом случае формальный повод связан с возникшим у следователя (прокурора, суда) сомнением в вашей способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них правильные показания. Стационарное экспертирование в этом случае возможно только с вашего на то согласия (надеемся, что вы его не дадите).

Нотариальное право представляет вам возможность в порядке обеспечения доказательств заблаговременно запастись объективными заключениями психиатров о вашем психическом состоянии. По вашей письменно заявленной просьбе нотариус вынесет постановление о назначении экспертизы с указанием ее вида и места проведения. Вам остается только одно — оплатить этот формальный вид нотариальной помо¬щи и сделать все необходимое, чтобы в случае ареста и попыток признать вас душевнобольным это психиатрическое заключение о вас стало общеизвестным (см. Положение о государственном нотариате РСФСР, ст. 66, 67 и «Инструкция о порядке совершения нотариальных действий и государственных нотариальных конторах РСФСР», пп. 139-146).

Общие сведения о психиатрии

«Где не хватает нам понятий, на место их приходят вовремя слова» (Гете «Фауст»). Принципы деятельности человеческого мозга до сих пор неясны. Нейрофизиология и другие конкретные науки о мозге пока не в состоянии понять «психическое» явление психической патологии. Столь же загадочны и мало уложимы в строгие рамки системной науки понятия здоровья и болезни; расплывчатость понятий, характерная для медицины вообще, особенно выражена в психиатрии. Сумасшествие рассматривают и как биологическую, и как социальную (историческую, философскую, правовую) проблему.

В целом, в современной психиатрии нет обоснований к применяемой системе категорий, даже классификации болезней психики. Так, на диагностическом симпозиуме в Ленинграде двадцать ведущих психиатров страны одному и тому же больному поставили двенадцать диагнозов.

Все психиатрические заболевания можно разделить на две группы: 1) псевдоопределенные, условно выделенные в самостоятельные формы из хаотического багажа фактов, накопленного за века; 2) истинные, с известной науке причиной и характерной динамикой. Если модель первых чисто риторическая, то вторые обоснованы конкретными научными открытиями, и модели их «демонстративны».

Основным методом психиатрического клинического исследования до сих пор остается субъективное наблюдение за испытуемым, за его поведением, речью, памятью и т.п. Наряду с этим используются опять же субъективные сведения об испытуемом, полученные от его окружающих, знакомых, родственников, официальные документы и прочее. Другие методы (лабораторные анализы, электроэнцефалографические исследования) имеют второстепенное значение.

Аморфность границ психической болезни не очень занимает практических врачей, так как лечение чаще определяется не диагнозом, а отдельными болезненными проявлениями.

В психиатрической теории нет общепризнанных эталонов «здоровья» и «болезни». Существует масса абстрактных концепций, от философских... до кибернетических, абсолютно непригодных для психиатрической практики. И все же ежедневная деятельность врача невозможна без применения пусть условного эталона здоровья. Поэтому в практической психиатрии пользуются условным эталоном психического здоровья, удобным, простым и понятным, т.н. эталоном «рантье, стригущего купоны». «Рантье» — это человек «невысокого интеллекта, буржуа по своим вкусам; скорее цивилизованный, чем культурный, не желающий рисковать..., довольствующийся невысоким, но прочным общественным положением («с высоты больно лететь»), не увлекающийся; лишенный способности к какому-либо творчеству, оплот любой власти; путеводным маяком ему в жизни служит инстинкт самосохранения. Жизнь его однообразна, но зато спокойна: он считает свой жизненный стиль единственно правильным, самым мудрым и безопасным в океане невзгод, рытвин и катаклизмов нашего существования.

Концепция «рантье» не является научной, в советской психиатрической литературе ее не упоминают вообще. А практические врачи, хотя и не всегда сознательно, пользуются ею в своей ежедневной деятельности; разумеется, не как жестким, раз и навсегда определенным эталоном. (Ниже вы поймете, почему концепция «рантье» близка так называемому «среднему психиатру»).

Инакомыслие как проблема психиатрии

Свобода каждого из нас как личности ограничена интересами общества. Закон и мораль являются носителями таких ограничений. Поведение не нарушающего закон душевнобольного «глупое», «странное» и т.п., для общества нежелательное.

Защитой граждан от такого поведения и занимается психиатрия. Существование насильственной психиатрической госпитализации оправдано не только с точки зрения медицины, но и с социальной. И если «здоровье» — «это желаемое поведение», а «болезнь» — «нежелаемое», то социальная цель психиатрии состоит в превращении нежелаемого поведения в желаемое. Таким образом, насилие над психически больным индивидом оправдано ввиду пользы для общества. Это использование «зла во добро» стало причиной отпочковывания от классической психиатрии Запада «антипсихиатрического» течения.

«Антипсихиатры» заявляют: «Содержанием» психиатрической науки» является подавление революционного подсознательного во имя государства; история психиатрии есть история методов, с помощью которых общество добивалось исчезновения психического сопротивления против господствующих условий жизни».

Согласитесь, при аморфности категорий, при наличии множества «психиатрических научных школ» вполне возможно неправомерное расширение психиатрической компетенции.

А в условиях «социального заказа», практикуемого тоталитарным режимом того или иного государства, границы психиатрической нормы определяются скорее сиюминутной необходимостью, нежели по научным и историческим мотивам (сравните у «антипсихиатров»: психиатрия, выполняя заказ классового общества, всегда превращала революционеров в психопатов).

Использование в СССР в качестве карательной меры психиатрии зиждется на сознательном толковании инакомыслия (в известном смысле этого слова) как психиатрической проблемы. В монографии «Теория и практика судебно-психиатрической экспертизы» проф. Д.Р.Лунц утверждает, что любое противоправное деяние, именно в силу одной противоправности своей, подлежит психиатрическому анализу (чем не концепция «рантье»), обосновывая это тем, что в условиях социализма нет социальных причин для преступных действий. Капитализму Лунц оставляет преступность как явление, вытекающее из его социальной дисгармоничности.

Эскульпация, т.е. признание невменяемости инакомыслящих, в той или иной форме выражающих свое несогласие с отдельными моментами внутренней и внешней политики советского правительства, проводится целенаправленно. Для этого используются, в основном, для психиатрических дианозов: вялотекущая форма шизофрении и паранойяльное развитие личности. Остальные диагнозы почти не выставляют, т.е. в них инакомыслие не вписывается даже теоретически (к вашему счастью, иначе пришлось бы знакомиться с психиатрией в более полном объеме).

Вялотекущая шизофрения. Цитируем опытного эксперта профессора Тимофеева: «Трудностей в диагностике становится больше по мере изучения мягких и стертых форм шизофрении (т.е. вялотекущей шизофрении — Б. и Г.). Эти вопросы до сих пор остаются дискуссионными, т.к. некоторые психиатры не признают названной формы заболевания, другие говорят об их относительной самостоятельности». В другой работе Тимофеев утверждает: «Инакомыслие может быть обусловлено болезнью мозга, когда патологический процесс развивается очень медленно, мягко (вялотекущая форма шизофрении — Г.), а другие его признаки до поры до времени (иногда до совершения криминального поступка) остаются незаметными». Итак, проф. Тимофеев признает существование вялотекущей шизофрении: «Поскольку именно этому возрасту (20-29 лет — Б. и Г.) свойственны повышенная конфликтность, стремление к самоутверждению, неприятие традиций, мнений, норм и т.д., это является предпосылкой создания мифа о том, что некоторые молодые люди, которые в действительности больны шизофренией, напрасно помещаются в психиатрические больницы, что они содержатся там якобы потому, что думают не так, как все».

Под вялотекущей имеют в виду шизофрению, где все проявления болезни выражены в степени «едва», «мало». А таких явных симптомов, как наличие галлюцинаций, нет вообще. Вот наиболее характерные для нее симптомы (дано по учебнику для студентов медицинских институтов): замкнутость, вялость, снижение интереса к жизни, стертые явления пессимизма и меланхолии, сосредоточенность на внутренних переживаниях, неадекватные мысли и поступки, косность и несгибаемость убеждений, подозрительность и т.п. А если вы замкнутый человек, склонны к самоанализу, некоммуникабельны, если вы не желаете менять своих убеждений, т.к. не считаете их «беспочвенными», если объективно существующая за вами слежка, прослушивание телефонных разговоров оценивается как «подозрительность», а то и «бред преследования», — вывод ясен... Не спасет вас и то, что вы успешно справляетесь со служебными обязанностями, с творческой работой, проявляете интерес к ней и даже «растете» в профессиональном отношении. Хотя формально наличие психической патологии не исключает вменяемости, ваша эскульпация будет предрешена.

По данным Института судебной психиатрии им. Сербского, примерно половина больных вялотекущей шизофренией признается дееспособной. Но нам не известны случаи признания шизофреника вменяемым. Опытнейший эксперт проф. Лунц считает целесообразным введение в гражданское законодательство понятия «ограниченной» или «частичной» дееспособности и сознательно совершает преступные эскульпации здоровых людей, ибо «каждый класс, каждая профессия имеет свою моральную этику». (Справка: ограничение дееспособности и вменяемости действительно необходимо; существуют как законодательные положения в юриспруденции всех культурных государств).

Паранойяльное развитие личности. Диагноз столь же спорный и неконкретный. Чтобы понять, что кроется за этой терминологической шапкой, необходимо знать следующее: 1) в психиатрии различают 3 вида идей (кроме обычной идеи): а) доминирующая идея — наблюдается у здоровых людей, охваченных каким-либо стремлением и всецело поглощенных вынашиваемой мыслью; б) сверхценная идея (патологическая) — это умозаключение, обычно рационального содержания, но необоснованно переоцениваемое в его значении. Объективно значение сверхценной идеи ничтожно в сравнении с субъективной оценкой ее индивидом; в) бредовая идея (патологическая) — это ошибочное умозаключение, не имеющее под собой реальной основы, не поддающееся переубеждению. Совокупность бредовых идей называют бредом.

2) Среди нескольких видов бреда нас интересуют два: А) бред реформаторства — улучшение условий жизни может быть достигнуто только путем пересмотра сложившихся взглядов, соответственно его идее о перестройке действительности;
Б) бред сутяжничества — не соответствующее действительности убеждение, что его личные права индивида нарушаются, попираются; мотивы становятся «понятными», направляется много жалоб и заявлений с требованием восстановить «справедливость».

3) Психопатией называют патологическое развитие характера. Наряду с этим существуют и крайние варианты нормального характера — границы их с психопатией неопределенны, границы расплывчатые. В динамике психопатий рассматривают период компенсаций (в социальном отношении) и декомпенсаций.

Из всех групп психопатии нас интересует одна — паранойяльная психопатия. Она характеризуется подозрительностью, мнительностью, высокой степенью готовности к образованию сверхценных и бредовых идей; ригидным, односторонним, тугоподвижным(?) мышлением; длительным застреванием на переживаниях, связанных с незначительным событием. В конфликтной ситуации у паранойяльных психопатов возникают паранойяльные реакции. Из них со временем формируется паранойяльное развитие личности, то есть стройная система бреда, в нашем случае, сутяжничество или реформаторство.

Схема: возникает доминирующая идея, затем сменяется сверхценной, наконец — бредовой; развивается стройная (то есть внешне убедительная, но абсурдная) бредовая система, затем образуется систематизированный бред преследования с тенденцией переоценки собственной личности (все трактовки даны в соответствии с курсом психиатрии для студентов мединститутов СССР). Как видите, доказательность этого вида психической патологии весьма относительна. И наоборот: попробуйте доказать, что ваши суждения об оккупации Чехословакии или об отсутствии в СССР демократических свобод — не ошибочные суждения, но имеющие под собой реальные основания... И что не является «бредом преследования» слежка за вами и вашими близкими. И субъективная ваша оценка внутриполитической жизни в СССР отнюдь не ничтожна в сравнении с действительными фактами... И «освобождение» вас от занимаемой должности после того, как вы в числе других подписали «заявление протеста», является попирательством ваших прав... Эксперты из Института судебной психиатрии доктор мед. наук Печерникова и Косачев прямо указывают: «Наиболее часто идеи борьбы за правду и справедливость формируются у личностей паранойяльной структуры», или: «Сутяжно-паранойяльное состояние возникает после психотравмирующих обстоятельств, затрагивающих интересы испытуемых, и несет на себе печать ущемленности правовых положений личности»; или: «Характерной чертой этих (сверхценных — Б. и Г.) образований является убежденность в своей правоте, охваченность отстаиванием «попранных прав», «значительность переживаний для личности больного»; или: «Судебное заседание они используют как трибуну для речей и обращений». А как оценить психиатрам психическое состояние Георгия Дмитрова, выступающего с речью на суде?.. И многих других общественных деятелей с их всепоглощающей верой в идеал и отказом от личной жизни?.. Быть осторожным, не очень умным, «себе на уме» — значит быть здоровым. А горе — от ума. Остается ввести в психиатрию официально новый вид психической патологии под названием комплекса Чацкого.

И последнее. Сам по себе диагноз паранойяльной психопатии и паранойяльного развития личности отнюдь не означает необходимость эскульпации. Так, по официальной статистике Института судебной психиатрии 95,5% признают вменяемыми. Но это — в теории. С инакомыслящими — статистика иная, она не публикуется. Печерникова и Косачев, подробнейшим образом описав «картину» сутяжно-паранойяльного развития, «забыли» сообщить проценты эскульпированных «параноиков-сутяг».
stzozo: (Default)
Меня ужасно раздражает, когда человек своего успешного противника (например, Путина) называет сумашедшим.
Я считаю, Путин как раз здравомыслящий (злодей), его стратегия срабатывает, это мы все сумашедшие, что не можем его остановить.
В настоящей психиатрии несогласие пациента с принятыми в обществе моральными нормами не может быть поводом для постановки диагноза.
Но обыватель думает, что главная функция психиатрии именно в этом.
Есть такое явление - вера в справедливый мир. Многие люди уверены, что государство всегда соблюдает законы.
Высшая мера этого явления, более широко распостраненная - вера в небесную психиатрию.
Если назвать Путина сумашедшим, на том основании, что он не признает моральные нормы - то с неба прилетят на летающей тарелке всемогущие справедливые психиатры и наденут на Путина смирительную рубашку.
Может, было бы и хорошо...
Но такой летающей тарелки нет.
Не надо обманывать самих себя.
Уж скорее те, кто Путину мешает, будут брошены в дурку.
Кто первым надел халат - тот и врач.
stzozo: (Default)
Как известно, в СССР психиатрия использовалась как одно из средств подавления инакомыслия.
Полтора миллиона человек состояли на психиатрическом учете по политическим причинам.

Где же все те врачи, которые этим занимались?
Они лишены права заниматься профессиональной деятельностью?
Или передают свой подход к работе молодому поколению?

* * *

Jun. 18th, 2014 11:31 pm
stzozo: (Default)
По-видимому, шизофреники обычно верят в магию и в мировой заговор.
Наличие в мире магии, так же как и наличие мирового заговора, позволяют произвольно связать все нелогичные концы, порождаемые больным разумом шизофреника.
Это касается как психически больных, так и людей с серьезными разрывами шаблонов.
stzozo: (Ракка)
Читаю сейчас книгу "Пластичность мозга" Нормана Дойджа.
Мозг способен приспосабливться под решение новых задач в любом возрасте, взамен поврежденных участков их функции могут брать на себя другие. Слепого можно научить видеть языком, нужна лишь камера и электроды на язык.

Так вот, мое мнение.
Если зрение, осязание, чувство равновесия и ходьбу можно перепрошить...
То подсознание, подход к жизни, эмоции, этику - и подавно можно.
stzozo: (Ракка)
Газлайтинг.
http://en.wikipedia.org/wiki/Gaslighting
Это тип психологического насилия, состоящий в манипуляциях с целью посеять у индивида сомнения в действительности происходящего и в обоснованности собственного восприятия реальности. Под влиянием газлайтинга человек начинает видеть в себе сумасшедшего.
...ей кажется, что по вечерам в доме слегка меркнет газовый свет, а на пустом заколоченном чердаке над ее головой раздаются тихие шорохи и шаги… Пола чувствует, что сходит с ума… Муж заверяет, что со светом все в порядке, и никаких звуков нет. Женщина убеждается в своем сумашествии. На самом деле это муж тайком от нее искал что-то на чердаке. Потому и шорохи. А свет мерк, потому что он включал газовое освещение на чердаке, тем самым отбирая часть газа из комнаты.

Так вот, человек с нестандартным мышлением и официальным статусом "расстройство умственного развития" имеет все шансы стать жертвой газлайтинга. (Как, впрочем, и всякий человек, который (заслуженно или незаслуженно) попал в поле влияния психиатрии.)

Например:
Нестандартного человека подкалывают или пытаются обмануть. Он, как и всякий человек, пытается эти намерения разоблачить. Но у него, в силу нестандартности мышления, это получается немного иначе. Он может отреагировать на подкол или хитрость, которую обычные люди даже не замечают или никогда не считают возможным реагировать; и в то же время не замечать подколы и хитрости, с которыми неизменно борятся обычные люди.
Если он поделится своими подозрениями с близкими - то близкие, глядя на ситуацию через призму "у него мозги набекрень", скажут ему "тебя глючит".

Газлайтинг очень вреден для становления социальности.
Чтобы социализироваться, необходимо научиться самому разгадывать мотивы и настрой других людей. Если же, вместо попытки разгадать, ты всякий раз думаешь "меня глючит" - не только ничего не научишься понимать, но и перестанешь верить самому себе, запутаешься в своих недостоверных мыслях.
stzozo: (Default)
Эта тема уже вывела меня из себя вконец.
Позавчера позвонил незнакомый человек (я давал свой телефон в телешоу об аутизме) и спрашивает, где и как можно оформить инвалидность.

Бесит не столько формальный статус инвалида (сомневаюсь, что он не препятствует поступлению в обычную школу), сколько готовность родителей поверить, что их ребенок безнадежен.

Догадываюсь:
Дело не в жалких медяках от правительства.
Быть матерью инвалида - это почетно. Все тебя жалеют, все восхищаются твоим героизмом (а могла бы и бритвой по глазам, то бишь сдать в интернат).
А доводить проблемного ребенка (например, аутиста) до полной социализации - это тяжкий труд. В том числе, необходимость признавать свои ошибки. Если ребенок, которого в принципе можно социализировать, педагогически запущен - общество очень порицает родителей.

Аналогия с игрой в карты.
Мудрый картежник, когда проигрывает, говорит себе: "наверное, я плохо играю. в чем же я ошибся?" Лузер говорит себе: "мне сдали плохие карты. за что ж так судьба несправедлива ко мне?" Первый вариант дает шанс научиться играть лучше, второй - щадит самолюбие.
Среди картежников представителей обоих типажей примерно поровну.
А теперь представим ситуацию: общество жалеет тех, кому не идет карта, хвалит их за то, что не швырнули карты на стол и не убежали в слезах; а тех, кто не умеет играть, вовсю обливает говном.
Что-то мне подсказывает, в такой стране почти все картежники обьясняли бы свои проигрыши плохой сдачей. Как следствие, жители этой страны играли бы в карты плохо.
Именно такая картина имеет место в аутизме.
stzozo: (Великие аспи)
Начну издалека.
Александр Дворкин - известнейший в России специалист по тоталитарным сектам, сам приверженец православия.
У него есть книга (плагиат) - "10 вопросов навязчивому незнакомцу". Если к Вам пристает сектантский проповедник - Вы можете задать ему эти десять вопросов и по его ответам понять, пытается ли он Вас обмануть и будет ли Вам плохо от того, что Вас заманят в его секту.
Книгу много критикуют: если проповеднику любой конфессии, в том числе православному, задать аналогичные вопросы - он, согласно этой книге, тоже будет выглядеть вербовщиком из тоталитарной секты.
Зачем Дворкин ее написал?
Это дело ясное: бороться с конкурентами православной церкви.
Но эта борьба коварная.
Цель книги - убедить читателя, что все религиозные организации, которые предположительно являются "сектами" - суть действительно опаснейшие тоталитарные секты. Потому вопросы, которые читателю рекомендуется задавать сектанту, и трактовка возможных ответов сектанта - построены таким образом, чтобы звучало как разоблачение вербовки в тоталитарную секту.

Однажды один человек, которому понадобилось меня максимально унизить, решил доказать, что я сумашедший. "Есть такой критерий сумашедшего: он сам не может понять, что он сумашедший. И ты по этому критерию проходишь". Бред? Почти все психически здоровые люди по этому критерию оказываются сумашедшими. Однако почему-то многие называют этот критерий как действенный.

На самом деле многие критерии сумашествия или умственной неполноценности (как у обывателей, так и у специалистов) имеют суть "злится, когда на него надевают смирительную рубашку".
Поясню метафору.
Если собрать статистику по всем случаям, когда на человека надевали смирительную рубашку и человек при этом злился - действительно, окажется, что огромное большинство из этих людей - психи.
Однако можно ли этот критерий применять?
Попробовать надеть на человека смирительную рубашку и посмотреть: будет ли он проявлять возмущение или нет.
Психически здоровый человек тоже будет злиться, если на него вдруг решат надеть смирительную рубашку. Даже более вероятно, чем псих: часть психов все-таки понимают, что больны, и если надевают смирительную рубашку - это так надо и для их же блага.
Однако остается много людей, которые в подобный критерий верят.
У этого критерия такая же функция, как у книжки Дворкина: доказать, что человек, которого мы сочли психом, действительно псих.
Нам подумалось, что он псих - на него, как и положено с буйными психами, мы должны надеть смирительную рубашку. Он злится, отбивается, кричит "я нормальный" - опа, критерий сработал. Мы были правы, он действительно псих, надо его нейтрализовать. Тогда можно будет спокойно делить его имущество, а все, что он нам говорил обидного - бред сумашедшего, можно не принимать близко к сердцу.

Это самосбывающийся прогноз.
Хочу вспомнить еще штуку, описанную в романе Стругацких "Жук в муравейнике", которая сплошь и рядом встречается в психиатрии:
Если застолбить, что человек опасен и неспособен к переговорам - он действительно станет опасным и неспособным к переговорам. Посмотрите с точки зрения этого человека: зачем продолжать попытки договариваться, если все вбили себе в голову, что с тобой договориться невозможно? Так ты становишься недоговороспособным. А если договориться невозможно - то ты вынужден добиваться своих целей грубой силой. Так ты становишься опасным.

Разумеется, у людей есть хотя бы минимальное чувство справедливости, и они не будут устанавливать критерий психической болезни "злится, когда на него надевают смирительную рубашку". Подобные критерии завуалированные, менее очевидные.
Например: "один из признаков аутизма - склонность к одиночеству". Любой человек, если относиться к нему так, как общество относится к аутисту, скорее всего, станет склонным к одиночеству. Смеяться над ним. С насмешками я не сталкиваюсь уже давно, а вот другое раздражает: дружественным людям свойственна иллюзия, что я беспомощен, они рвутся все сделать за меня и от кого-то меня защищать. Поэтому я более склонен к одиночеству, чем другие. Если готовлю еду - предпочитаю прогонять других людей с кухни, а то так и норовят вырвать у меня половник.
stzozo: (Default)
Мне приснилось, будто я "допрыгался" и был обьявлен в розыск.
Карательные органы взялись за меня по-серьезному: брату, который пытался мне чем-то помочь, аннулировали паспорт.
Я как-то очень удачно ускользнул из дома и думал бежать сначала в Беларусь, потом решил в Молдову.
Ну и на полдороге оказался в большом здании со многими доброжелательными людьми.
Выяснилось, что это психушка.
У меня сразу куча версий, которые надо одновременно держать в голове:
1. Я забрел сюда случайно.
2. Враги пытаются меня упрятать в дурку.
3. Я в процессе бегства что-то вычудил психованное, потому меня сюда забрали, а теперь я ничего не помню.
4. Вся история с преследованием - мой бред.
Я там встретил свою подругу, которая вроде бы работала там уборщицей.
Рассказал все, как есть (если я не сумашедший - пусть хоть один человек это знает).
Добавав: "раз я здесь и рассказываю невероятные истории - ты вправе думать, что это бред". И предложил поговорить с моими родителями, знавшими, как меня преследовали.
Если другие люди расскажут ту же историю - у девушки пропадут сомнения. А если не расскажут - наоборот, я пойму, что у меня бред.
Только не знал, с какого телефона звонить: со своего - запеленгуют, с ее - она тоже попадет в лист розыска.
И проснулся.
Уставшим.
stzozo: (Default)
http://vk.com/goverselle?w=wall127476058_2838
Моя французская подруга давно ломала голову: почему во Франции так мало интересных людей?
Теперь она, проследив жизненный путь нескольких, знает ответ.
Они все попадают в одну ловушку государства.

Интересному человеку диагностируют какое-нибудь психическое расстройство, например шизофрению или депрессию. Он получает нахаляву квартиру и пособие. А также прописывают таблетки, которые он послушно пьет.
Через пару лет без необходимости работать и под воздействием таблеток превращается в овощ.
Таких людей во Франции около 2%.

Не думаю, что здесь злой умысел против талантливых и инакомыслящих.
Не обьясняйте злым умыслом то, что можно обьяснить глупостью, и не обьясняйте глупостью то, что можно обьяснить выгодой.
Влияние фармацевтических корпораций на правительтсва - ни для кого не секрет.
Чтобы благовидно распилить побольше бюджета на лекарства - нужно побольше диагнозов.
Человек с богатым внутренним миром дает больше возможностей нарисовать какой-нибудь диагноз.

Корень зла: чрезмерное доверие человека к государству, психиатрия, коррупция со стороны фармацевтов.

К слову, я с подобным пытаюсь бороться в отношении маленьких аутистов.
Для родителей и специалистов, как правило, считается наивысшим счастьем оформить инвалидность.
Это ж ДЕНЬГИ!
А что у ребенка почти не останется шансов на развитие, что ему будет запрещено учиться в нормальной школе - это никого не огорчает.
См. также http://stzozo.livejournal.com/851265.html
stzozo: (Default)
Заголовок - ремейк фразы "не просите у Бога того, что может дать конституция".

Читаю вот такие истории http://www.fl-life.com.ua/wordpress/archives/9379 - друзья аутиста добились его возвращения из психоневроинтерната домой, и думаю.
Принудительно держать в интернате можно только недееспособного (не знаю тонкости, либо юридически недееспособного, либо с таким штампом в личном деле, который и специалистами, и социальными службами, и прокуратурой воспринимается как недееспособность).
Добровольно-принудительно держать в интернате можно только фактически недееспособного (который не может позаботиться о себе сам и\или не может отбиться от злоумышленников).
Злонамеренное присуждение человеку недееспособности возможно в основном тогда, когда сам человек вызывает серьезные сомнения в своей фактической дееспособности.

Дорогие родители аутистов и специалисты по аутизму! (равно как по слабоумию и другим диагнозам, могущим вести к недееспособности)
Если не хотите, чтобы ваши дети\клиенты в будущем попадали в такие передряги, и спасти их мог лишь героизм самоотверженных друзей, и то как повезет -
Сосредоточьтесь на достижении вашими детьми или клиентами дееспособности!
Не рассчитывайте на то, что он будет недееспособным (за что, может быть, получит от государства какие-то копейки), зато рядом с ним всегда будут добрые дяди и тети, принимающие за него разумные решения.
Надеяться надо на лучшее, но готовиться к худшему.
stzozo: (Default)
Сперва прочесть
http://stzozo.livejournal.com/784920.html
http://stzozo.livejournal.com/786423.html
http://forum.aspergers.ru/viewtopic.php?f=11&t=4417&sid=5775c2a7e2a3fed37c91dce991d5bbf0

Итак, главное орудие психиатрии против выздоровления пациента - дегуманизация.
Когда все мысли и поступки трактуются как проявление болезни - из грязи (такого отношения) пулю (контакт с обществом) не сделаешь.

Отношение к чему-либо как к расстройству психики обесценивает эту вещь, делает невозможным опереться на нее.
Социализация - сложная задача.
Как нейротипику, так и аутисту нужно для этого задействовать все свои извилины.
Только у аутиста мозг другой. Нет некоторых извилин, свойственных нейротипику (что считается болезнью), зато есть другие извилины, каких нет у нейротипика (что тоже считается болезнью).
Существующая система дозволяет аутисту пользоваться только частью мозга - той, которая совпадает с нейротипиком.
А этого мало.
Самолет с одним крылом не взлетит.
stzozo: (Default)
Это проблема не только психиатрии, но и, в меньшей степени, психологии, и общего отношения общества к психически нездоровым.

http://rusrep.ru/article/2013/10/22/schizo
Интервью Арнхильд Лаувенг, человека, излечившегося от шизофрении.
Автор книги «Завтра я всегда бывала львом».

Кто станет слушать шизофреника? Даже если он говорит обычные, вполне нормальные вещи? Если он чего-то хочет или не хочет, это трактуется как проявление болезни. Если сердится, в карточке отметят: «агрессивен» — и увеличат дозу медикаментов. Если проявляет какую-то активность, в журнале запишут: «пытается привлечь к себе внимание». Как будто здоровый человек не пытается привлекать к себе внимание! Психически больной теряет право на собственную речь и желания, зачастую в нем просто не видят осмысленного существа, а если он пытается доказать обратное, все его доказательства оборачиваются против него и воспринимаются персоналом как обострение.

stzozo: Мне кажется очевидным, что дегуманизация - главное препятствие на пути к выздоровлению.
stzozo: (Default)
Казалось бы, несправедливо.
Вызывает зависть.

Я полагаю, жаловаться на несправедливость мира - самое бесполезное занятие.
Права не дают, права берут.
Правда ли, что гомосексуальность вычеркнули из списка болезней из политкорректности?
Да, вычеркнули по политическим причинам.
Но ранее внесли туда тоже по политическим причинам.
Классификатор психических болезней - это сугубо политический документ.
Такой же политический, как ранее был катехизис.
Какие виды поведения считаются неприемлемыми с тз "всего нормального человечества" и являются поводом для переведения человека в юридическую категорию унтерменшей (крайний вариант - недееспособность, это приравнивание человека к животному).
Разумеется, составители документа будут категорически отрицать его политизированность. Ведь признать это означает обесценить. Дороже всего продается то перо, которое позиционирует себя неподкупным.
(если б я составлял классификатор психических болезней - то оставил бы в нем только вещи, столь же бесспорные, как болезни других частей тела: бред, неспособность понимать текущую ситуацию, осознавать свои поступки и управлять ими, нежелание или неспособность договариваться даже в ущерб своим интересам. и все равно это был бы политический документ).

Гомо не сидели и ждали, пока боженька смилостивится и напоумит психиатров депатологизировать их.
Сначала они начали уважать сами себя. Сами для себя решили, что их влечение - не патология, а вариант нормы, что их любовь ничем не хуже нашей любви.
Подружились друг с дружкой.
Часто спрашивают: зачем нужны гей-парады? Казалось бы, бесят гомофобам. А вот затем и нужны: показать себе и всему человечеству, что мы сами себя уважаем. Если сам себя не уважаешь - то от других и подавно уважения не дождешься.
Гомо стали бороться за свои права.
Боролись долго и последовательно, и в конце концов истеблишмент понял, что проще встроить их в систему, нежели продолжать бороться с ними.
Последовала декриминализация и депатологизация.
Вот вам и политкорректность.

Аспи не дошли даже до того, чтобы уважать самих себя.
Большинство из нас, как утопающий за соломинку, цепляются за то иго, которое на нас навесили - статус больного.
Гомо хотели, чтобы их депатологизировали. Мы, аспи, не хотим. Каждый получил то, что хотел. На что жаловаться?

Только у гомо и у нас разные требования.
У гомо программа-минимум - чтобы их перестали травить. Программа-максимум - однополые браки. Небольшая морока для государства.
У нас иная программа. Чтобы нам в детстве предоставляли необходимое психологическое сопровождение, не наделяя взамен статусом больного.
Скажете "так не бывает"? Ерунда. Все бывает, если за это бороться.
Вот национальные меньшинства имеют право на специальные школы с обучением на их языке. Они это получают, считаясь здоровыми. И это право, которое в нынешнем цивилизованном мире считается само собой разумеющимся, добыто в долгой упорной борьбе.

August 2017

S M T W T F S
  12345
67891011 12
131415161718 19
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 07:12 pm
Powered by Dreamwidth Studios