stzozo: (Default)
Трансгуманизм - это фактически квазирелигия, на место бога ставящая научно-технический прогресс.
Верующий думает, что Бог может решить все его проблемы, нужно лишь достаточно ретиво молиться.
Трансгуманист думает, что достаточно изобрести нужную технику - и все его проблемы развеются как дым.

Ошибка трансгуманистов в том, что техникой не заменишь духовность, как бы смешно это не звучало.
Техникой можно себе помочь.
Но если твоя проблема порождена твоей ленью и тупостью - техника тебе не поможет. Ты с любой сколь угодно навороченной техникой найдешь тридцать три причины, чтобы что-то не делать.
Если люди не умеют жить по правде - техника лишь даст им более изощренные способы обманывать друг друга.

Допустим, сегодня наука изобретет очень удобные электронные инвалидные коляски.
Сразу скажут: зачем ДЦПшников учить ходить? Им же это так тяжело. Не для них это. Давайте сразу сажать их на коляски.
Завтра эти коляски станут дешевле. Всякие родители, чей ребенок учится ходить медленнее, чем прочие, тоже скажут: "ой бедненький, опять упал, шишку набил. зачем его мучить ходьбой? купим ему коляску и никаких проблем".
Послезавтра коляски станут еще дешевле, и на них станут ездить все.
Человечество разучится ходить.

Аналогично отомрут все функции организма.

В принципе, я считаю неизбежным замещение органического разума электронным.
Но по какому принципу будет функционировать общество роботов, заменившее людей?
Робот тоже может быть ленивым, только вместо "лень" у него "разумная экономия сил".
И злодеем робот может быть. Написать вирусы, которые будут мешать другим роботам.
Логично ожидать, что роботы более-менее скопируют человеческую цивилизацию (на эту тему прикольный мультфильм "Роботы").
И если люди уступят место роботам в результате деградации - то и роботы вслед за людьми будут деградировать.

Мой вывод: развитие техники - это полезно, но это всего лишь развитие инструментария. Не нужно из него делать культ, и не стоит пытаться заменить им личностный рост.
stzozo: (Default)
Однажды на форуме меня высмеяли такой фразой.
Однако же я действительно так считаю (только, конечно, никогда не скажу "ебля", и кролики здесь ни при чем).
Свободная любовь (даже не столько секс с многими лицами, сколько отсутствие ревности) - важный этап просветления. Если человек способен ревновать (да еще не просто быть недовольным, но глубоко страдать, оскорбляться до глубины души) - значит, глубоко-глубоко в нем кроется ужасный болезненный комплекс. Он жуть как хочет быть лучшим в мире представителем своего пола, и создает хотя бы маленькую иллюзорную реальность в виде своей семьи, в которой ему кажется, что это так.
Чтобы достичь звезд, нужно много творческих людей. А еще нужно, чтобы человечество не уничтожило само себя в ходе научно-технического прогресса и чтобы прогресс не сменился регрессом. Для этого нужно много-много просветленных людей.
Ревность ужасно разобщает людей. Человек несчастен, если у него нет пары, а супружеская пара держит дистанцию со всеми остальными взрослыми. Все неусыпно друг друга подозревают. Соперничество органически вписано в мироощущение ветхого человека.
А чтобы развивать научно-экономическую мощь человечества, людям нужно научиться глубоко сотрудничать.
stzozo: (Default)
Представим гипотетический выбор.
Либо человечество сохраняется как вид, но прогресс останавливается.
Либо эстафету прогресса перехватывает электронный разум, а органические люди исчезают или переходят на вспомогательные роли.
[Poll #1995187]
Я для себя определился: мне важен только разум, а привержености к биологическому виду я не питаю.
Думаю, любая цивилизация, которая продолжает развиваться, на каком-то этапе перейдет от органического разума к электронному. Просто потому, что электроника может быстрее развиваться.
stzozo: (Ракка)
Еще раз по поводу этого: http://prostitutka-ket.livejournal.com/63471.html

Как известно, мораль - самая коррумпированная вещь на свете.
До последнего времени она защищала права взрослых на владение детьми, потому что взрослые сильнее.
Что же касается уважения к человеческой жизни - мораль ценит жизнь живых людей гораздо выше, чем неродившихся.
Нет, господа противники абортов, я не перекинулся на вашу сторону. Под неродившимися я подразумеваю любой потенциал рождения человека - безотносительно, случилось ли зачатие, и даже безотносительно, познакомились ли родители.

Когда говорят "родители дали жизнь" - это не совсем правда. Ну то есть, если считаешь себя гораздо важнее других людей - радуйся, что родили именно тебя.
Вообще же, рожать сколько попало невозможно.
На Земле ограниченное количество жилых мест.
Родить человека означает занять для него место, не дать родиться кому-то другому.
Реально дают жизнь все честные работники, а особенно двигающие прогресс: увеличивают количество жилых мест на Земле. Нарожать детей, чтобы заполнить все доступные места - не проблема, и не стоит чрезмерно благодарить за этот относительно невеликий труд.

Хвалить нужно не всех родителей, а только тех, которые родили и вырастили ребенка хорошо. Благодаря их родительскому труду человечество стало богаче.
А те, которые родили и бросили, или родили и издеваются (нет ни таланта, ни связей, чтобы занять командную должность и издеваться над подчиненными - вот и остается, что детей рожать) - этих хвалить не за что. Лучше б вместо них кто-то другой родил и вырастил более счастливого ребенка.

Да, я предлагаю изменить общественную мораль в ту сторону, что родителей-садистов не надо любить и почитать. Наоборот, их надо бросать, им надо плевать в лицо.
Я не боюсь прецедента, что "если перестать уважать родителей - то у людей не будет профита от деторождения, и человечество вымрет".
Да, пусть лица с садистическими наклонностями знают, что деторождение не принесет им уютной старости. Пусть или лечатся, или вообще не заводят детей. Вместо них пусть будет больше детей у хороших родителей.
stzozo: (маска Гая Фокса)
Хочу рубашку как у этого мужчины

но как-то налепить на нее вот это

и надпись:
Мракобесам не остановить науку!

Кто не знает историю - подробно здесь:
http://scinquisitor.livejournal.com/53912.html
Великий ученый впервые в истории человечества посадил зонд на комету.
Но феминисток это вселенское событие не обрадовало, потому что он дал об этом интервью, надев рубашку с изрбражениями нескромно одетых женщин в соблазнительных позах.
И по телевидению, вместо того чтобы рассказывать про комету, ученому пришлось извиняться за рубашку.
Но я не одобряю название заметки "Когда ученый сажает на комету зонд, глупец рассматривает его рубашку".
Если бы, например, была рубашка со свастикой - я бы сам отругал ученого, использующего свою славу для пропаганды фашизма.
Здесь рубашка ничем не плохая. Не очень красивая, но ругать здесь не за что.
Однако рубашка плоха с точки зрения мракобесов.
Мракобесы отругалии ученого статьей в The Verge. Они и есть представители главной на сегодня угрозы прогрессу.
Такие, как они, скоро будут считать, что умные дети, получая в школе хорошие оценки, тем самым оскорбляют глупых детей.
И еще они женоненавистники, противники прихода женщин в науку. То есть, они хотели бы, чтобы женщины занимали должности в научной сфере, но ничего полезного там не делали, чтоб их туда брали только за то, что они женщины, чтобы привести к равенству количество женщин и мужчин. С их точки зрения, женщина - не разумный человек, могущий своим умом добиться чего-то в науке, а полуживотное, чья роль - доказывать мужикам, что она не дешевка, и чтобы ее раздеть, попотеть надо.
stzozo: (Ракка)
Заклинание само по себе гадкое.
Откровенный саботаж прогресса.

Но оно еще и лживое.
Большинство изобретений, составляющих прогресс человечества, появлялись как способ делать ту же работу иначе.
Причем изначально оно было нерентабельно. Сделать новшество рентабельным - это длинный путь, включающий соединение с другими новшествами.

Так что если человек говорит "не надо изобретать велосипед" - это враг прогресса, по нему можно (морально) стрелять без предупреждения.
stzozo: (маска Гая Фокса)
Abstract: Надо сохранить возможность голосования по старинке и начать с выборов народного трибуна.

Об электронной демократии сейчас говорят много.
Фактор, превращающий демократию в имитационную - выборы проходят редко. Раз в четыре-пять лет. Политики вспоминают об избирателях лишь в течении полугода перед выборами.
В свете последних событий добавлю:
Это же делает демократии слабыми по сравнению с тоталитарными государствами. Их правители отстают от времени на один электоральный цикл, что при быстром развитии событий и угрозе войны может быть губительным.
К тому же, чиновники демократических государств массово подкупаются агентурами тоталитарных государств. Денег у тоталитарного государства много, честная зарплата демократического чиновника невелика, контроль над ним со стороны собственного народа опять же невелик.

Редкость выборов - корень зла.
Причина редкости проста: выборы - это слишком дорого.
Потому народ заинтересован сделать процедуру выборов более дешевой, а правящий класс будет всячески этому препятствовать.
Возможен вариант: присвоить новшество. Сделать систему электронного голосования уязвимой для фальсификаций. Говорят, так было в Америке, когда Буш победил Гора.

Чтобы сделать выборы более частыми, нужно их сделать более дешевыми. Стало быть, сэкономить на избиркомах и помещениях для голосования.
Самой сложной подазачей является "проблема последней мили": как избирательная система будет связываться с каждым избирателем?
Логично использовать интернет и мобильные телефоны. (Кстати, я в 7 лет выдумал свою планету, и там электронные референдумы проходили почти каждый день с помощью смсок. Мобилок тогда еще не было, потому я придумал, что соответствующая система вмонтирована в наручные часы.)
Эти средства есть почти у всех.

К сожалению, всегда, когда идут беседы об электронной демократии, ее превращают в недостижимую утопию.

Главный вопрос: что делать со стариками, бедняками, дураками, у которых нет ни доступа к интернету, ни мобилки?
На это все отвечают: ну и нахрен, пусть эти круги не голосуют, все равно они норовят тянуть страну в прошлое.
Что делает идею нереализуемой.
Всеобщее избирательное право - большая святыня, человечество шло к ней в долгой борьбе.
Нужно оно или нет - можно спорить, но в любом случае общество не готово к ее отмене. А добиваться одновременно учреждения электронной демократии и урезания избирательного права - что гнаться за двумя зайцами.
Чтоб выборы были легитимными - у всех взрослых граждан должно быть право голоса. Ключевое слово "право". Государство необязательно будет из кожи вон лезть, чтобы это право реализовать.
( Сравнение: последние выборы в Украине при оккупации Крыма. Украина хотела в ходе этих выборов заявить, что считает Крым своей территорией. Но создать в Крыму избирательные участки (чтоб они еще и не подвергались давлению российских властей) невозможно. Потому Украина разрешила всем крымчанам голосовать на территории Херсонской области. Конечно, туда приехало мало крымчан. Однако каждый крымский украинский патриот знал, что он может. Сьезить в Херсон и проголосовать. Далеко ехать, лень? Не хо, не на. Украина не смогла устроить массовое голосование крымчан на этих выборах, однако соблюла их общее избирательное право. Что символически важно.)
Так вот, устраивая электронную демократию, надо оставить возможность голосовать по старинке. Пусть эта возможность будет не очень простой, и воспользуются ею лишь немногие старики, бедняки и дураки. Только те, кто очень хочет проголосовать. Но все будут знать: они тоже имеют право. Хочешь голосовать, а интернета и мобилки не имеешь? Поедь заранее в областной центр, напиши заявление, в день выборов снова поедь, получи бюллетень, в кабинке поставь галочку и кинь в урну. Сложновато, но право имеешь.
Избиркомы, какие-то органы, следящие за ходом выборов, все равно нужны. Но, если большинство населения не будет голосовать бюллетенями - избиркомов понадобиться гораздо меньше. На них же можно возложить нагрузку по проведению голования бюллетенями для тех, кто хочет.
Мало избиркомов - мало бюджетных средств. Выборы можно будет проводить часто.

Важные задачи для программистов: как сделать выборы защищенными от фальсификаций и от скупки голосов?
Система должна быть понятна каждому обывателю, иначе доверия к ней не будет.
Опять же, легализовывать заодно скупку голосов - гнаться за двумя зайцами.

Поскольку электронные выборы - странное новшество, изначально к ним не будет большого доверия. Поиграться - да, вверить реальную власть над страной - ой, знаете...
Мое предложение: учредить должность народного трибуна. И начать с того, что электронным способом выбирать только его.
Народный трибун не имеет никаких полномочий, но он часто перевыбирается народом, потому имеет моральное право говорить с властями от имени народа.
Это важная должность: значительная часть власти правящего класса надо народом - монополия на представительство: "нас народ выбрал, мы лучше знаем, чего он хочет. а если кто-то нам возражает - он возражает от имени себя одного".
Но должность не такая уж ответственная, на ней электронная демократия может прижиться.
А там уже и ко всему остальному перейти.
stzozo: (Default)
Джеймс Крюс

РАССКАЗ О КРУТЫХ ЯЙЦАХ

Яйцам живется нелегко. Их скорлупки хрупки, как счастье. Только крутые яйца могут еще кое-как противостоять ударам чайной ложки-судьбы.
Семейство Тверджелтков — эту фамилию они носили не зря — было крутым и настолько твердым, насколько могут быть твердыми крутые яйца. Они бесстрашно совершали прогулки по окрестностям, взбирались по самым крутым тропинкам и не боялись даже кататься по булыжнику в коляске без рессор, с петухом в упряжке.
Тверджелтки жили тем, что мастерили и продавали шляпы разных форм, цветов и размеров, — шляпы для куриных, утиных, голубиных и даже для страусовых яиц. Покупатели оставались обычно очень довольны. Случалось, к ним заходил даже помидор или луковица, чтобы заполучить шляпу самого модного фасона.
Город, в котором жили Тверджелтки, назывался Яйцеградом, и население его в основном состояло из сырых яиц и яиц всмятку. Всем им приходилось чрезвычайно осторожно продвигаться по жизни, чтобы не разбиться. И это сильно портило их характер.
А надо сказать, что с тех пор как некий Адольф Бякжелток, сырое куриное яйцо, пролез в бургомистры, все разговоры о крутых яйцах стали вестись в Яйцеграде в каком-то странно ядовитом тоне. Бургомистр Бякжелток, яйцо чрезвычайно ограниченное, был твердо убежден, что в скорлупке крутого яйца заключено всё зло. Как только кто-нибудь начинал, например, возмущаться высокими ценами в городе, он говорил:
— Это крутые сговорились повысить цены!
А когда кто-нибудь жаловался на безработицу, рычал:
— Это всё крутые! Хотят сами все денежки заработать!
Писарь бургомистра, пустенькое воробьиное яичко, все только кивал да поддакивал своему начальнику, когда тот заводил речь о крутых (это было яичко еще более ограниченное). И вот однажды это круглое ничтожество задало своему начальнику такой вопрос:
— Что есть сердце яйца, ваше высокородие?
— Желток, — ответил Бякжелток.
— Совершенно верно, ваше высокородие! Ну, а если у кого желток твердый, разве это не значит, что сердце у него каменное? Вот эти-то каменные сердца и виновны во всех несчастьях нашего города!
— Отлично сказано, отлично доказано, мой дорогой писарь! — похвалил его бургомистр. — Запишите это, пожалуйста, на бумажке, а я велю это напечатать и распространить, чтобы у всех наших яиц открылись глаза на происки крутых!
Разумеется, всё это было полной бессмыслицей, но тем не менее пустая выдумка круглого дурака была напечатана и получила широчайшее распространение. Каждому, кто обращался за чем-нибудь в магистрат, например за бланком или за справкой с печатью, вручали одновременно специальный листочек, на котором черным по белому было написано, что во всех несчастьях города виноваты крутые.
Яйца поострее, постучав себя по скорлупке, говорили:
— У бургомистра заскок! Не всё ли равно, крутой желток или всмятку? Яйцо всегда остаётся яйцом!
Но яйца потупее поверили тому, что было написано чёрным по белому. Они шептали друг дружке:
— И правда! Ведь вышли же крутые сухими из воды!
— А видали, как они вертятся, как крутятся?!
Некоторые же просто завидовали крутым: все-таки им легче противостоять ударам чайной ложки! Зависть и ненависть, подогреваемые бургмистром, создали в городе настолько накалённую атмосферу, что яйца поострее опасались — достаточно было искры, чтобы вспыхнул пожар.
Иногородние, приезжавшие в Яйцеград на экскурсию или по делам: помидоры, айва, луковицы, картофель — удивлялись этим нападкам на крутые яйца. Они казались им совсем необоснованными. «Томатная газета», орган помидоров, даже послала в Яйцеград своего специального корреспондента.
Этот корреспондент сообщал: «Общественное мнение в городе отравлено, спокойствие нарушено. Нетрудно предсказать, что подогревание самых низменных инстинктов у населяющих город яиц официальными яичными властями может привести к беспорядкам».
Семья Тверджелтков вначале не принимала всерьёз всякие толки, слухи и сплетни, но постепенно и она стала понимать, что, пожалуй, тут дело тухлое. Даже шляпы у них уже почти никто не покупал, разве что близкие друзья да иногородние. Тверджелткам грозило полное разорение, и многие соседи перестали с ними здороваться.
— Необходимо принять срочные меры, — решили Тверджелтки. И они пригласили к себе в гости все крутые яйца.

Темной ночью в доме Тверджелтков собрались все крутые — многие из них не были даже знакомы друг с другом. Совещание проходило при закрытых дверях и занавешенных окнах.
Семья Скорлупкиных, занимавшаяся изготовлением ёлочных игрушек из яичных скорлупок, предлагала всем крутым покинуть город.
Семья Глазуний, работавшая на фабрике сковородок, предлагала написать в городской магистрат жалобу на Бякжелтка.
Семья Белковых, державшая магазинчик «Поваренная соль», предлагала поговорить с одним знакомым из магистрата.
Но у семьи Тверджелтков нашлись возражения против всех этих предложений. Выехать из города — значит поддержать болтунов и сплетников. Жалоба в магистрат даст толчок для новой вспышки клеветы. А если и удастся убедить и переманить на свою сторону одного члена городского магистрата, то это ещё не значит, что весь магистрат окажется на стороне крутых.
— Так что же нам делать?.. — тяжело вздохнули Скорлупкины. — Через месяц мы окончательно разоримся. А если этот Бякжелток будет продолжать в том же духе, то в один прекрасный день какие-нибудь подонки пристукнут нас нашими же собственными чайными ложками.
Только в полночь было внесено первое разумное предложение.
— Разве каждое яйцо не вправе само решать, как ему быть сваренным — всмятку или вкрутую? — спросил самый старший из Тверджелтков. — Давайте построим большую Кипятильню-Яйцеварку и уговорим всех жителей города свариться вкрутую. Кто сам сварен вкрутую, тот не станет травить крутых.
— Не забывайте, — возразил ему старший из Скорлупкиных, — что быть сваренным вкрутую в настоящее время считается позором. Кто же захочет добровольно подвергать себя позору?
Все яйца снова упали духом.
Наконец мать семейства Глазуний сказала:
— Это была хорошая мысль — убедить горожан свариться вкрутую. Только, друзья мои, такие дела надо делать в полной тайне. У каждого из нас остались еще кое-какие друзья в городе. Объясним им, насколько проще жить на свете, когда ты сварен вкрутую, насколько уверенней и бодрее себя чувствуешь. Убедим их свариться и понадеемся на то, что и хороший пример заразителен.
Предложение это было принято, и на другой же день крутые посетили всех своих немногочисленных друзей, какие у них еще остались среди сырых яиц и яиц всмятку.
Круто пришлось крутым яйцам, когда они принялись уговаривать других свариться вкрутую. И всё же, поскольку Тверджелтки, Скорлупкины, Белковы и им подобные твёрдо обещали молчать о тайной варке вкрутую, многие яйца и в самом деле решились свариться и теперь со всей твёрдостью уговаривали своих друзей сделать то же самое. Количество горожан, сваренных вкрутую и способных твердо противостоять ударам чайной ложки, все увеличивалось.
Так постепенно все больше и больше горожан выходило из-под влияния бургомистра Бякжелтка. Он и сам уже это заметил, но как был болтуном, так болтуном и остался, даже стал еще болтливее прежнего. Когда ему сообщили о тайных сборищах крутых, он повелел срочно распропагандировать в печати, что эти выродки собираются на пир и пожирают ночью своих собственных детенышей. На заседании городского магистрата, члены которого — или, по крайней мере, половина из них — были уже крутыми, Бякжелток разорялся вовсю.
— Я требую от имени всех подлинных яиц, чтобы все неистинные яйца — я имею в виду крутые! — были убраны со всех официальных должностей из всех государственных учреждений! Я требую издания закона об охране чистоты яичного желтка! Долой крутые яйца!
После этой речи впервые за всю историю города возникли разногласия в городском магистрате. Бякжелток, к своему ужасу, установил, что его поддерживает меньше половины членов совета. И тогда он решил выйти на площадь.
У бургомистра и теперь еще были в городе горячие приверженцы — тухлые яйца и яйца с пятнами, ни к чему непригодные. И они были рады свалить на других вину за свою тупость. Вот эти-то тухлые яйца и яйца с пятнами и собрались по призыву Бякжелтка в один воскресный день на главной площади города перед зданием городского магистрата. Они выкрикивали лозунги, которые написал им на бумажке Бякжелток:
КТО С ТВЕРДЫМИ ЖЕЛТКАМИ, У ТЕХ СЕРДЦЕ — КАМЕНЬ!
КТО КРУТОЛОБ, ТОГО В ГРОБ!
Тухлые на площади до того развоевались, что приходилось опасаться, как бы они не бросились громить крутых и не стерли их в яичный порошок.
Но тут в дело вмешался начальник полиции — очень неглупое сырое яйцо, не лишенное чувства справедливости.
Начальник полиции попросту слегка подтолкнул бургомистра, прислонившегося к перилам балкона. И Адольф Бякжелток, тоже сырое яйцо, онемев от изумления, кувырнулся через решетку балкона и, к великому ужасу расступившихся перед ним тухлых яиц и яиц с пятнами, кокнулся о булыжник мостовой. Вот тут-то всем и стало ясно, какая темная душа была у этого типа — растекшийся по мостовой желток оказался черным.
В первый момент все застыли на месте от испуга. Этот-то момент и использовал начальник полиции. Он взревел громовым голосом:
— Расходитесь! Расходитесь! Всех, кто не выполнит приказа, мои подчиненные пристукнут ложкой!
Последняя фраза была попросту враньем. Его подчиненные были так же растеряны, как и все остальные горожане. Но угроза помогла — тухлые яйца, по натуре трусливые, оставшись без вождя, раскатились кто куда. Не прошло и минуты, как площадь опустела.
Дальше события в Яйцеграде разворачивались как нельзя лучше. Начальник полиции временно принял на себя обязанности бургомистра, а затем был избран новый городской магистрат, и не кто иной, как господин Тверджелток, прошел большинством голосов в бургомистры. Неделю спустя он объявил с того же самого балкона, с которого недавно слетел Адольф Бякжелток:
— Все яйца, будь то сырые, всмятку или крутые, имеют одинаковые права и обязанности. Каждый, кто попытается столкнуть друг с другом или натолкнуть друг на друга яйца различных видов, будет наказан семью ударами большой городской ложки и изгнан из города. Этот закон принят городским магистратом единогласно.
Госпожа Тверджелток, ныне жена бургомистра, заявила в этот великий день своему мужу:
— В конце концов всегда побеждают крутые!
— Ошибаешься, дорогая, — поправил ее господин Тверджелток, — ты впадаешь в ту же ошибку, в которую впал Бякжелток. Он считал, что крутые хуже всех остальных яиц. А ты считаешь, что они лучше всех. И то и другое — тупость. Не забывай, что Бякжелтка столкнуло с балкона сырое яйцо. Не крутые побеждают, дорогая, а правда и разумная твердость.
Ну, может ли быть у истории более счастливый конец?

— Ну как, Малый, встретился тебе в Яйцеграде какой-нибудь герой?
— Начальник полиции, да, прадедушка? Который столкнул бургомистра с балкона?
— Что ж, в решительный момент он действовал как надо, Малый. Но не потому ли, что понимал, что сила на стороне крутых? А вообще-то крутые держались отлично — не поддались панике, не сдались. Стойко держались. А стойкость — черта героическая.
— А правильно ли это, прадедушка, что убили Бякжелтка? Яичко упало и разбилось… Но ведь на самом деле это убийство!
— Да, Малый, убийство. Но если как следует вдуматься, это была вынужденная самооборона. Если бы Бякжелтка не кокнули, погибли бы десятки, а может, и сотни яиц. Ведь тухлые уже ревели на площади: «Кто крутолоб, того в гроб!»
— А разве не могло случиться по-другому, прадедушка? Вдруг бы убийство Бякжелтка вызвало взрыв тухлых яиц и повлекло за собой разгул преступлений?
stzozo: (Default)
Расскажу на примере монорельса.
Сейчас видно, что эта ветвь эволюции является тупиковой, но дать ей шанс было справедливо.

В Европе монорельсов почти нет.
Они получили существенное распостранение лишь в Японии.
В Европе конкурентоспособным будет только такой поезд, который может пользоваться обычными рельсами (например, TGV). Для монорельса нужно везде строить отдельные вокзалы, стрелки, участки рельсов даже в тех местах, где скорость несущественна.

Япония - другое дело.
В Японии имеет место железнодорожный бардак: стандартная ширина рельсов у них - 1 метр, это непрактично узко. Скоростные поезда в Японии имеют европейскую ширину рельс; и есть множество частных железных дорог с различной шириной.
Монорельс на этом фоне ничем не хуже: всем нужны особые рельсы, и ему нужны. Он получил возможность конкурировать на равных с традиционными поездами.
stzozo: (Default)
"Кенозис" - это христианский термин. Означает самоумаление Бога перед человеком. Дескать Бог, конечно, всемогущ, но настолько уважает человека, что не вмешивается в его личный выбор.

Государство противится крепким горизонтальным связям между людьми. Обычная дружба и деловые сношения - это связи очень слабые по сравнению с семьей. Секты раздражают государство не чем иным как своей сплоченностью.
Семья рассматривается государством как неизбежное зло. Уж если не можешь искоренить семью - надо ее "организовать и возглавить". Конечно, государству было бы удобнее, чтоб все взрослые жили в казармах, дети - в интернатах, и чтобы человеку неоткуда было ждать помоши, кроме как от государства.
(Для сравнения. Самое государственное из всех государств, СССР, ненавидело семейные сельские хозяйства. Оно превратило крестьян в колхозников, потому что в таком виде ими легче управлять и эксплуатировать, государству нада меньше сил, чтобы изьять у крестьянства единицу продукции.)
Люди идут в загс не только для ритуала и не только, чтобы получить власть друг над дружкой. Они там получают права: совместно владеть имуществом, совместно воспитывать детей. Два человека без такой печати в паспорте этих прав лишены. Более того, государство даже поступается своими правами перед ними: члены семьи могут наследовать имущество друг друга, не платя налог, могут не свидетельствовать друг против друга, член семьи получает вид на жительство.
Я не думаю, что такая щедрость обьясняется какой-то мистической пользой государству от семьи. Просто оно понимает, что не в силах отобрать эти права у людей, связанных крепкими узами. Обычному человеку можно сказать: "Не лжесвидетельствуй в защиту своего друга\соседа\коллеги, а то уголовная ответственность", и он, почти наверняка, убоится и даст показания. Но ради члена семьи человек, скорее всего, пойдет на такой риск. Суд не может полагаться на такие показания, так что оказывается проще наделить родственников правом не свидетельствовать друг против друга.

Хоть как мне неприятна традиционная семья, я не выступаю за отказ от семей, потому что у обычного современного человека это все, что есть. Единственная альтернативная опора, кроме государства.
Я за то, чтобы традиционные семьи вытеснялись семьями в широком смысле. Необязательно ограничиваться двумя взрослыми, необязательно с китайской стеной, отделяющей семью от остального мира, необязательно, чтоб семья создавалась вокруг крови или вокруг сексуальной монополии, необязательно, чтобы дети имели крепостное положение.

Первым шагом дружелюбного государства была бы возможность регистрировать дружбу. Чтоб любые два человека могли наделить друг друга правами родственников.
Но даже к этому общество не готово.
Почти все, кому я рассказывал об этой идее, вертели пальцем у виска: как это так, дружбу - и регистрировать?
Однако мало кого удивляет идея регистрировать любовь (брак).
С однополыми браками дело прошло, потому что они в некоторой степени копируют традиционный брак.
Почему за эти браки так борются геи и лесбиянки? Не только для красоты. Но чтобы получить возможность наделять друг друга правами члена семьи.
Крепкая дружба, сравнимая с братством - вещь давно известная, хотя и мало распостраненная.
Одинокому человеку, у которого вся родня вымерла или он с родней в плохих отношениях, такая возможность была бы очень полезна.
stzozo: (Default)
Будет ли фирма, делающая компьютеры, выводить в продажу новую модель, если на складе еще много старых моделей, которые хотелось бы распродать?

Всякий производитель не заинтересован в прогрессе своего товара.

Прогресс товара ведет к тому, что всякий образец товара становится на рынке дешевле. Ведь его попирает новый образец. Богатые будут покупать новое, а старое останется для бедных, стало быть, сдешевеет.
Да, появляется выбор - зарабатывать на новых образцах или на старых, но и так и так, скорее всего, придется больше трудиться для получения единицы барыша.

Но только в условиях монополии производитель может тормозить прогресс.
А в условиях здоровой конкуренции - руки коротки.

Обобщение:
Производитель не заинтересован в прогрессе своего товара, но заинтересован в прогрессе своего сырья, своих рабочих станков.
Потребитель заинтересован в прогрессе товаров.
Держатель сырья не заинтересован в прогрессе вообще. Кроме редких случаев открытия новых отраслей, в которых сырье становится резко важнее.
Наемный рабочий не заинтересован в повышении эффективности своего завода (давно считаю, средство производства должно принадлежать акционерному обществу, которым владеют все работники и никто более).

August 2017

S M T W T F S
  12345
67891011 12
131415161718 19
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 07:18 pm
Powered by Dreamwidth Studios